?

Log in

Моленбек сейчас во всех новостях: центр мирового терроризма и все такое. И смешно, и грустно.
На самом деле я на своей улице ничего не вижу и не слышу. Потому что Моленбек большой.
Развенчиваю мифы из СМИ: Моленбек - это не пригород Брюсселя и не маленькой город рядом с Брюсселем. Это одна из 19 коммун, которые формируют Брюссельский столичный регион. Формально столицей является коммуна Брюссель, она находится в центре и на севере региона. Тем не менее, все 19 коммун называются в обиходе Брюсселем и по факту являются единым территориальным объединением с общей инфраструктурой.
Read more...Collapse )
Детство мое получилось разделенным на две половины: первая часть прошла на севере. Все детские радости были связаны с зимой и осенью. Весенних радостей было две: березовый сок и майские жуки. На лето я уезжала в Татарстан, и по большому счету не знаю, каким оно было в Лодейном поле. Знаю только, что оно было очень коротким.
Осенью мы собирали грибы. Я их не ела почему-то, но собирала практически ежедневно. Ходила в березовую рощу, за которой был забор военной части, и собирала только самые маленькие и красивые грибочки. Семейные походы за грибами и ягодами в лес, который начинался сразу за военным городком, были праздником.
У папы был мотоцикл, ИЖ-Юпитер, на нем мы ездили Бог знает куда. Один раз мы переезжали через деревянный мост, который сохранился со времен войны, где не было досок достаточно, чтобы через него проехать на мотоцикле с люлькой. Мы вышли, папа перевез мотоцикл боком на двух колесах, сами прошли по хлипким доскам.
Еще помню, как мы собирали морошку на болотах. Идешь по моховому ковру, он под тобой качается, а морошка – странная ягода – похожа на землянику и малину одновременно. Вкусная такая! И мошка, куда же без нее.
У нас не было дач, лес был поставщиком грибов и ягод: клюква, брусника, морошка, черника, голубика.
Потрясающей красоты природа. Эти пейзажи я помню как живые, хоть и прошло больше тридцати лет. Я больше никогда туда не ездила, и, наверное, не поеду после просмотра фотографий, которые выложил Ростик в Одноклассниках. Не хочу видеть этой разрухи. Пусть мое детство останется там, за туманной чертой прошлого.
Зимой для нас, детей, наступал настоящий рай. Мы катались на коньках, лыжах, строили городки, лепили баб. Просто валялись в снегу, как веселые щенки. Приходили домой в обледенелых одеждах. Мы гуляли сами по себе с трехлетнего возраста во дворе. И ничего с нами не происходило. Я хорошо помню как на новый 1979 год мне подарили фигурные коньки. Как полагается, их положили под елку как сюрприз от Деда Мороза, но я уже заранее знала, что найду под ней именно коньки. Родители не успели толком проснуться после праздника, а я уже нацепила коньки и была на улице. И научилась кататься сама очень быстро, в тот же день.
А еще мы ходили за газом. Военный городок не был газифицирован. Когда мы переехали в квартиру в четвертом ДОСе, в кухне стояла дровяная плита. Я помню, как ее убирали. Газовые плитки работали от небольших баллонов, которые часто приходилось менять. Меня, как и других детей, отправляли с санками, пустым баллоном и копейками в варежке за газом.
Горячей воды тоже не было, а были титаны, которые топились дровами. В итоге ванная превращалась, по сути, в баню. И это было приятно. Еще я любила разжигать титан с помощью керосина.
Зимой по выходным частенько весь гарнизон выходил на лыжах. Ездили на озерко – маленькое, но глубокое карстовое озеро с холодной и прозрачной водой. По легенде, в нем затонули два танка – советский и фашистский. Якобы летом в солнечную погоду можно было эти танки увидеть на дне. Зимой оно, естественно, замерзало, но вокруг него были склоны, по которым можно было съезжать на лыжах.
Солдатики зимой строили снежные городки на детской площадке. Вот, кстати, в детстве я никогда не говорила «солдаты». Почему-то мы всегда говорили «солдатики». Мы относились к ним с особенным пиететом. Потому летчики – это папа и его друзья. А солдатики – это настоящие военные. Наверное, это нас так воспитывали: уважительно относиться к срочникам. Были еще прапорщики, но мне их роль не была понятна, и техники – понятно, что имели дело с техникой, но они как-то отличались от офицеров-летчиков. Во всяком случае с техниками общались, а вот общения с прапорщиками я не помню до переезда в Армавир.
Еще одно зимнее счастье было в походе за елкой. Это было все в одном флаконе: сказка, приключения, красота зимнего леса и радость общения с папой. Помню, как притащили слишком большую и красивую елку, поставили, а она упала и игрушки побились. Мне было очень жаль игрушек, для меня они были живыми, я с ними играла и разговаривала. Я их помню очень хорошо: шарики, шишки, сосульки, фигурки на прищепках. Украсить елку, развесить «дождик» и включить гирлянду – вот тут и начиналось волшебство!
И весь Новый год был волшебным: вся эта суета, предвкушение, атмосфера, нарядная и смеющаяся мама… Это был праздник праздников, лучше, чем день рождения даже.
В ДОСах топили плохо, зимой мы жили в холодных квартирах, окна замерзали красивыми ледяными узорами. Они меня завораживали.
Папа всегда любил рыбачить. Он ездил на Ладогу, ловил корюшку, потом солил ее и вялил. Он вывешивал рыбу на балконе, который на зиму закрывали полиэтиленовой пленкой. Не знаю, почему не застекляли. Я втихаря выходила на балкон и ела эту корюшку, практически сырую. Она была прозрачная и обалденная на вкус.
А еще мы осенью и весной, изредка зимой, ходили в лес на шашлыки. Лес, в общем-то, находился сразу за рекой Канамкой, которая протекала сразу за гаражами. На шашлыки ходили на берег Канамки. Это были просто лучшие дни, без преувеличения. Собирались компании молодых офицерских семей и с детьми выходили на большой пикник. Я перебираю фотографии и вспоминаю, как это было.
Дружба, которая возникла в атмосфере этого гарнизона, переросла в нечто большее. Эти друзья – уже больше чем друзья. Это родные люди – как для меня, так и для моих родителей. Во многих отношениях они мне ближе, чем какие-нибудь двоюродные дяди-тети, с которыми я в жизни очень мало общалась.
Мы жили одной большой семьей. Самые веселые праздники были, когда нас, детей, собирали в одной квартире под присмотром старших детей, а родители в это время куролесили в другой. Один раз, я помню, мы изрядно покуролесили в одной квартире: опрокинули горшки с цветами и все такое. А потом пришел дядя Костя, всеобщий детский любимец, проведать молодежь и тут начался начался настоящий рок-н-ролл!
У меня была интенсивная любовная жизнь даже. Вначале безответная. Одноклассник Вадик был влюблен в мою подругу Юлю. Обычно они вдвоем заходили за мной, чтобы вместе идти в школу. Как-то раз Вадим зашел один, я полетела на крыльях любви, мама меня затормозила: А где же Юля? - Как ты не понимаешь, мама? - радостно объявила я: Юля заболела! Потом был одноклассник Виталик, с которым мы, по воспоминаниям мамы, шли из школы домой вместе по два часа как минимум. Потом была нежная дружба с соседом Павликом. Мама Павлика наказывала его, спрятав штаны, чтобы он не ходил гулять. Мы общались с ним через окно или через приоткрытую дверь, Павлик стеснялся кальсонов и не мог в таком виде подняться ко мне на этаж выше.
Одним словом, это было здоровое, счастливое детство. Красивые, молодые родители, и их друзья. Семейная атмосфера гарнизона. Я не могу передать словами, кажется. Но у меня, ребенка, было потрясающее чувство комфорта в этих условиях.
После переезда в Армавир у меня был сильный культурный шок и адаптация заняла не менее года. Помимо прочего, я была лишена традиционных занятий: грибы, коньки, лыжи. Я никому не могла продемонстрировать своих навыков в этих делах. А потом еще братишка заболел и чуть не умер, и все внимание мамы переключилось на него. До моих душевных переживаний, по большому счету, никому не было дела.
Я не понимала и не разделяла интересы своих одноклассников. Их менталитет был для меня чужим. А они относились ко мне, соответственно, как к белой вороне. Поэтому я до сих пор склонна идеализировать жизнь в Лодейном Поле: там я была «в своей тарелке», в зимне-осенних радостях, меня любили и уважали. Моя первая школьная учительница, Нина Андреевна Проничева, очень меня любила и всегда выделяла. Она даже писала мне письма в Армавир – прекрасная женщина, замечательный педагог, до сих пор у меня на душе тепло, когда я ее вспоминаю.
Я помню, как папа уговаривал нас на переезд в Армавир. Я и слышать об этом не хотела. Но тут он сказал магическую фразу: «В Армавире абрикосы растут, как здесь березы на улицах». Вот это уже было что-то из области сказки. Армавир, абрикосы вместо берез… Надо ехать, согласилась я. За абрикосами, по крайней мере. Я считала, что они круче березового сока и морошки.
А потом была вторая часть детства - абрикосовая...
Disclaimer:
Этот текст является авторской собственностью и не может быть опубликован без моего письменного согласия.

Айгуль Айдарова/Aygul Aydarova

дела минувших дней

Навеяно постом Оли Удаловой в ФБ:
https://www.facebook.com/oudalova/posts/1187495424600859

Read more...Collapse )

Юбку зайцу!

А сегодня я опять ходила в мэрию, но уже без юбки. То есть, в джинсах. И оказалось, что я очень даже привлекательная и сексуальная особа, с которой надо поздороваться и игриво подмигнуть. Вот что животворящие узкие джинсы делают!
Это я в мэрию хожу так часто из-за документов. Сам процесс подачи заявления занимает всего минут пять. Но я пятницу я перепутала график работы, в понедельник у них еще не было информации о моей "прописке" в Моленбеке, а сегодня все, наконец, срослось. Недели через три приедет новая карта.
В мэрии ко мне обратилась за помощью в переводе на английский девушка из Пакистана. Я развела руками:"Увы! Но по моему опыту тут многие говорят по-английски". Девушка была очень приятная с хорошим американским английским, без платка. Она мне сообщила, что обычно с ней ходит переводчик (видимо, она из искателей убежища), но сегодня он не смог, и вот она волнуется, что да как. Переводчик ей сказал, что в Моленбеке - самая ужасная мэрия. Мол, здесь очень грубо со всеми обращаются. Я сказала, что не замечала такого, со мной тут точно никто грубо не обращался.
Я говорю: ты бы в Кукльберг сходила, там вообще ни на каких языках, кроме французского, не говорят. А как все медленно делают, это караул.
Вот, кстати, там Йо обратил мое внимание на то, что милая дама, выдававшая мне документы, была совсем не милой с какой-то плохо говорящей по-французски и одетой в мусульманские одежды теткой. А очень даже раздраженной, если не сказать грубой. Зато как только он к ней обратился, она моментально заулыбалась, перешла на дружелюбный тон и все быстренько сделала, как просили. Люди - такие люди.
Ну и дальше я на самом деле увидела, как сотрудники мэрии кошмарят народ. Молодой человек начал ей объяснять по-французски. Она спросила его насчет английского. он пробурчал что-то нечленораздельное и продолжил на французском. Тогда я подошла, попросила повторить по-нидерландски. Кое-как мы поняли два первых пункта: договор с работодателем и справка из соцслужб о том, что она не получала социалки. Третий пункт завел в тупик. И только тогда парень перешел на английский, которым, оказывается, очень даже владел. Оказалось, что это была справка о хорошем поведении. Девушка сказала, что работа у нее есть, социалку не получала, а справку в полиции надо брать? Оказалось, что тут же в мэрии. Это понятно, что бюрократия - вещь непробиваемая, однако, не логично ли, чтобы сотрудник, оформляющий досье, сам проверил это самое поведение или запросил коллегу? Нет, ни фига, надо отдельно запросить, потом через четыре дня получить, потом собрать все справки, а потом ждать. Надеюсь, что именно у этой милой девушки все получится. В Пакистане ей явно не место.
Сегодня у нас годовщина - 10 лет со дня регистрации брака. Свадьбы никакой не было, но день был хороший, веселый, вечером ходили в гости к Петеру с Леной, т.к. у Петера в этот же день родился.
У нас случился очередной ремонт - батареи. Надо было успеть до начала отопительного сезона. Тут пришлось привлечь всех соседей. Соседи, слава Богу, понимают, что отопление у нас одно на всех (централизованное в доме), и если что-то полетит, то тепла не будет ни у кого. Даже просто ключи нам оставляют, если их дома не будет, когда надо все проверять.
Под эту дудку я имела некоторую возможность ознакомиться с квартирами и интерьерами соседей. Самая крутая хата - у Стефани на шестом этаже. В плане дизайна и интерьера, я имею в виду, а планировка у всех одинаковая. Там все со вкусом и много антиквариата, чтобы подчеркнуть красоту старой квартиры. А еще у нее висит люстра такого же стиля, как ту, которую мы в Москве купили, и которая сейчас едет в Европу с нашими вещами.
Read more...Collapse )
Папа Йо приехал, сходил на работу, получил разные штуки:
1 Машину Пежо коричневого цвета ("Машину мне выдали под цвет пиджака!"). Новенькую и блестящую. Новая машина - приятная штука, что ни говори.
Read more...Collapse )двох!

Флэш-моб 90-е

Ну, пусть и здесь будет тоже. 1995 год, Пятигорск, будка автоматического фото.
Я вчера проснулась такая, лежу и думаю, как бы мне так встать, чтобы избежать болезненных ощущений, а тут рабочие стройки взяли и не то спели, не то проскандировали что-то типа футбольной речевки. Ну вот, думаю, теперь они еще и петь хором будут, мало мне бетономешалки и крана.
Тут же прибежала Марфуша на редкость возмущенная и высказала мне все, что думает про пение строителей. И про то, что пора вставать, потому что ей жрать охота. Я согласилась, но все равно сразу не встала, повалялась еще.
Катлейн и Эмми мне тут обе заявили, что мне надо срочно написать книгу. Какую-нибудь интересную, желательно про жизнь в Советском Союзе. Конечно, такая вера в меня не может не трогать, но, блин, есть маленькая загвоздка: книг я ни разу в жизни не писала. Переводила, да, но не писала, это точно. И вот я не представляю, как можно сесть и написать интересную книгу еще и на такую трудную и далеко не всем интересную тему.
Вчера я видела тут проезд кортежа каких-то ВИПов. Две машины, одна черная представительского класса с мигалкой, а вторая - мини-вэн с кучей народу. Так вот, ехали они с мигалкой и сиреной, а улицу перекрывали так: двое мотоциклистов на белых мотиках, в красно-черных комбезах с надписью "ВОЕННАЯ ПОЛИЦИЯ" подъехали к перекрестку и остановились с двух сторон от линии проезда кортежа (т.е. там бульвар с раздельными полосами, вот они только ту полосу, где ехал кортеж перекрыли, да и то, я бы сказала, весьма условно. Мотоциклистов всего было четверо, т.е. ехавшие впереди перекрыли перекресток, в это время двое других их обогнали и выехали вперед, перекрывать следующий. Но что мне особенно понравилось, так это то, что они при этом поднимали вверх руки, всячески ими размахивали и жестикулировали и - внимание! - энергично свистели в свистки! Кортеж ехал так медленно, что можно было разглядеть лица сидящих в минивэне людей. От этого мне сделалось смешно. Видели бы эти люди кортежи в Москве, е-мое! Это же просто детский сад!
Вчера я потеряла 20 евро. И прям разозлилась всерьез: да что я за клуша такая! Сколько можно уже все терять и ваще! Злилась целый день, пока вечером не открыла портфель Эрика и не нашла там конверт, который давала ему с заявлением на уроки плавания и оплатой за них. Почему это, думаю, его обратно вернули? а там 20 евро. Оказывается, я вместо 40 евро за плавание положила 60. То есть, клуша безусловная, но повезло. Вот на такой позитивной ноте пусть закончится пятничный пост.
Вторая часть - вранье, потому что я не хожу с гордо поднятой головой, а ковыляю. Аккурат в понедельник меня что-то разбило. Не то радикулит, не то еще какая-то напасть, Read more...Collapse )

Фильм! фильм! фильм!

Вчера у нас был день просмотра советской кино-классики. Началось все с заключительных серий «Гостьи из будущего», а потом нас понесло: «Перевал» - мультик по Булычеву, «Человек-амфибия» и «Волшебная лампа Алладина».
Я не выдержала просмотра «Человека-амфибии» и позорно сбежала через полчаса от начала просмотра – слишком много вопросов.
Когда в кадре появилась Вертинская, Эрик задумался: Эту девочку я знаю! – Это Ассоль, - подсказала я.
-Точно. А она что во всех фантастических фильмах снималась? В «Капитане Немо» тоже? – Нет. – А ну конечно, она же тогда еще не родилась! (Боже, слышала бы Вертинская это комплимент!)
Сеанс «Волшебной лампы Алладина» я все-таки посетила, не удержалась. Краткий конспект:
Это где снимали? – В Советском Союзе. – Не может быть! – Почему не может, это была очень большая страна. – Странно. Это похоже не Марокко. – Ты же там никогда не был, откуда знаешь? – Знаю. И фотографии видел.
Поискала в Инете и говорю: Оказывается, в Крыму снимали. – Ну вот, в Крыму – это я понимаю, но не в России точно!
- Алладин че-то какой-то как дурак!
- Алладин не такой уж бедный. У них ферма – большой дом.
В момент, когда колдун разбегается на все четыре стороны, смеется взахлеб: Нет, ну ты поняла шутку? Сидел себе такой – и бац! Афигеть! Ха-ха-ха!
В кадре - царевна Будур: Это не Ассоль?
Опять хохочет: Они хотели пожениться, а он взял и улетел!!! Вот представляешь: хотели пожениться, хотели надеть кольцо, и вдруг муж – хоп! и ноги взлетают, а-ха-ха!
В конце, когда джинн произносит «Детям до шестнадцати», от души поржал, потом признался: Я шутку не понял.

Profile

aigul_aigul
aigul_aigul

Latest Month

November 2015
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com